Как заговорить на чужом языке

Как заговорить на чужом языке 

В чем секрет изучения иностранного языка’.’ Почему одному чело­веку удается за несколько лет в совершенстве овладеть несколькими языками, а другой не может выучить один, несмотря на то, что года­ми живет среди носителей языка? Люди, добившиеся свободного вла­дения языком, поделились своим опытом.

Владимир Познер (свободно владеет английским, французским и русским языками) «Чувствовать себя в языке свободно»

Q Есть ли у вас свои приемы изучения языков?

А — Пожалуй, единственный язык, который я по-настоящему изу­чал, — это русский. Я начал его учить, когда был уже взрослым чело­веком. Мне кажется, кино сыграло большую роль. Я просмотрел очень большое количество фильмов, несмотря на то, что поначалу ничего не понимал. Потом шло овладение алфавитом и, наконец, чтение, что давалось нелегко. В первое время я буквально каждое сло­во смотрел в словаре.

Q Какой язык был для вас первым и употреблялся ли русский в семье ?

А — Для папы русский — родной, но для мамы — чужой, поэтому русского в доме не было. Мой первый язык — французский, второй — английский. В доме существовал только французский.

Q — Сколько времени заняло у вас изучение русского ?

А—Я начал его учить в 15 лет, когда мы приехали в Германию. В Союз я приехал, когда мне было 18. В том же году я успешно сдал экзамены на биолого-почвенный факультет МГУ (сочинение напи­сал на «пять»). Таким образом, до уровня свободного владения я до­вел его года за четыре.

Q — Что означает для вас свободное владение языком ?

А — Свободное владение — это когда человек чувствует себя в язы­ке комфортно. У меня есть тетя во Франции — она живет там уже 70 лет, но говорит по-французски с русским акцентом. Но, конечно же, она чувствует себя в языке абсолютно комфортно, не подбирает слов. Акцент — это вопрос языкового слуха. Он или есть — или его нет.

Q — На каком языке вы думаете?

А — Я считаю, что владею свободно тремя языками. На каком гово­рю, на таком и думаю. Мне снятся сны на разных языках. Иногда говорю во сне на разных языках — так что я нетипичный пример.

Q Язык, которым вы в определенный момент пользуетесь, влияет на ваши действия?

А — Я веду себя по-разному в зависимости от используемого языка. Язык вообще, по-моему, главный признак нации. И он навязывает определенное поведение. Когда я говорю по-английски, я более объ­ективен, «легок», чем когда говорю по-русски. По-французски — это еще один стиль поведения.

Юрий Кобаладзе

руководитель пресс-бюро Службы внешней разведки (свободно владеет английским и французским языками) Я не верю в то, что можно включить .магнитофон и проснуться со знанием языка»

Q Как учат язык разведчики?

А — Я не хочу, чтобы у вас сложилось впечатление, что у нас есть ка­кие-то сверхъестественные методики. Их нет, я авторитетно говорю.

В разведке язык — это машина, инструмент работы. И я не верю, когда говорят о «методе ЦРУ» или подобных. Просто у нас препода­вали интенсивно, направленно.

Q — А как же нелегалы?

А — Нелегалы подбирались в основном среди носителей языка — таких, как Конан Молодый. Помимо техники языка нужно еще и реа­лии знать: читать те же газеты, книги, смотреть те же телепередачи. Нелегал не обязательно должен был быть англичанином в Англии. Он, как тот же Молодый, мог быть канадцем в Англии. Подготовить нелегала из русского реально, но это очень штучное дело.

Q Как и где вы учили язык?

А — Я учился в МГИМО. Подготовка в этом институте не сопоста­вима с каким-либо неязыковым вузом, но какой-то особой техноло­гии не было. Были лингафоны, мы слушали радио, читали газеты, проводили семинары на языке, разыгрывали ситуации. Но не боль­ше. Я не верю в то, что можно включить магнитофон и проснуться со знанием языка.

Q Вы семь лет прожили в Англии. Вам легко было сразу начать об­щаться ?

А — Когда я приехал в Англию, первое время у меня были большие проблемы. Во-первых, современный разговорный язык сложен: ведь общаешься не с выпускниками Оксфорда. Там есть и люди из приго­родов, и ирландцы, и индусы, и шотландцы.

Q Русские способные в плане языка?

А — Очень. Я считаю, что в России изучение языков было поставле­но как нигде в мире. Возможно, тут’ важны исторические и литератур­ные корни: таких переводов поэзии, как на русский, нет в мире.

Павел Палажченко:

личный переводчик Михаила Горбачева (свободно владеет английским языком) «Фонетика и «Битлз»»

Q— В чем особенности вашего подхода к изучению языка?

А — Я учился примерно так же, как и все, но я очень много приоб­ретаю путем «впитывания». Раньше, когда было время, я много слу­шал радио. Когда бывал за границей, смотрел телепередачи и филь­мы. Очень многим я обязан чтению. На доступных мне языках я постоянно читаю.

Q — Но до того как вы начали выезжать, вы ведь уже блестяще вла­дели языком. В чем секрет ?

А — Овладение языком — вопрос способностей и мотивации. Моти­вация была такая: огромный интерес к внешнему миру, к Западу. Мы учились в 1960-е гг., то есть в условиях относительной свободы. Кое-что из-за «железного занавеса» уже стало проникать сюда. Наше поко­ление как раз застало «Битлз». Я узнал их песни еще в школе. Их ре­пертуар у нас в инязе практически все знали наизусть. Вообще, хоро­ший музыкальный слух — при прочих равных условиях — повышает шансы на успешное освоение языка, в этом никаких сомнений нет.

Q — В чем были особенности обучения ?

А — Специфика иняза состояла в том, что на 1—2-м курсах огром­ное внимание уделялось фонетике. Нас тогда называли «фанатики фонетики». Усвоение шло через фонетику, через внимание к слову и произношению.’Может, это один из наиболее эффективных спосо­бов изучения языка.

Владимир Жириновский:

лидер ЛДПР (свободно владеет английским, немецким и турецким языками) «Говорить самому с собой, думать на иностранном языке»

Q — Есть ли у вас собственные приемы быстрого и качественного изучения языка?

А — По-моему, понятия «быстрое» и «качественное» малосовмести­мы. Быстро выучить иностранные языки невозможно! Я учил их точ­но так же, как и большинство студентов: каждый день сидел над учеб­никами, говорил сам с собой, со своими друзьями… Вообще, самое главное в изучении языков — практика! Говорить, говорить, и как можно больше. Все приходит с практикой.

Q — Что такое, с вашей точки зрения, свободное владение языком?

А — Прежде всего ты должен стараться думать па том языке, на сво­бодное владение которым ты претендуешь. А для этого проникнуться духом данной страны. Надо, чтобы ее культура была интересна, надо познавать ее. Тогда, думаю, и с языком проблем не будет.

Ард Схфутенмакер

директор по продажам в Центральной и Восточной Европе компании Berghaus » «Русский язык можно выучить за 10 месяцев. Но только в армии»

Q Why did you make up your mind to study the Russian language?

A — Некоторое время назад служба в армии в Голландии была обя­зательной (сейчас уже нет). Я был призван в 1991 г. и прошел необхо­димую военную подготовку. Дальнейшее обучение должно было быть специализированным, и можно было выбирать из нескольких школ. Школа военной разведки показалась мне наиболее интересным при­ложением сил, и я решил стать военным переводчиком: такой специ­алист должен уметь допрашивать пленных в случае войны. Перед уче­бой нужно было пройти гест на способность к быстрому освоению языка и тест на мотивацию (на желание изучать язык). А тогда многие говорили о России, о перестройке. Кроме того, вне службы я учился бизнесу и сразу подумал о деловых возможностях, которые могут открыться в России.

Q What are the specifics of the «army method» of learning language?

A — Мы изучали все то же, что изучают в обычных учебных заведе­ниях: слушали лекции по грамматике, делали письменные упражне­ния, разыгрывали диалоги. Только все это делалось интенсивнее и при постоянном контроле. Курс длился 10 месяцев, занятия прохо­дили каждый день с 8.30 до 17.00. Среди преподавателей были и гол­ландцы, и русские. В день нужно было выучить от 60 до 70 слов, каж­дую неделю — сдать по два-три теста.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.